С. С. Белолипецкий (1899 1975) полковник медицинской службы. Вкачестве врача невропатолога занимал различные должности в Советской Армии. В 1938 1939 гг в составе группы советских военных врачей добровольцев - страница 3


Имя Губенко не должно быть забыто. Он один из пионеров воздушного тарана, этой страшной, почти рукопашной схватки высоко над землей. Во время Великой Отечественной войны многие герои советской авиации повторяли его подвиг, смело шли на смертельно опасный таран фашистских стервятников. Доживи Губенко до решающей схватки с немецким фашизмом, он с его изумительным летным мастерством, беззаветной храбростью и преданностью Родине проявил бы в боях за чистоту советского неба тот же героизм, который он показал в Китае при выполнении своего интернационального долга.


Под бомбами (июль - август 1938 г.)


В конце первой недели моего пребывания в Наньчане принял я настоящее боевое крещение. Около полудня завыла городская, а за ней и аэродромные сирены. По тревоге вырулили и улетели в "зону ожидания" бомбардировщики. Взмыли навстречу врагу истребители, за исключением самолета новоприбывшего командира эскадрильи А. И. Лысункина: у него как на грех закапризничал мотор. Уже красный флаг тревоги на флагштоке комендантского здания заменили черным флагом - сигналом приближения врага. Все, кто по тем или иным причинам не улетел или не успел покинуть аэродром, забрались в нашу санитарную автомашину, торопясь отъехать подальше от летного поля. Но Лысункин все еще безуспешно пытался завести мотор, и я не считал себя вправе покинуть его на опустевшем аэродроме, пока он не улетит или не пересядет ко мне, бросив неисправный самолет. Оставались считанные минуты до появления противника.

Тем временем из дальнего угла аэродрома подкатил к Лысункину автостартер. Мотор И - 16 заскрежетал, чихнул, густо задымил, взревел, и Лысункин наконец поднялся в воздух. Руководивший стартом Кузьменко умчался на легковой машине. За ним поспешила полуторка автостартера. Позади всех "топала" наша старенькая, тихоходная "санитарка".

- Хойда, хойда, - торопили шофера, старого тощего китайца, который и без уговоров старался выжать из инвалидной машины все что можно.

Вот наконец ворота аэродрома, поворот влево на шоссе, и, набирая скорость, мы едем вдоль ограды аэродрома. Но вдруг остановка. Люди выбегают из автомобиля, рассыпаются в разные стороны. Я не сразу понял, в чем дело, но, взглянув вверх по направлению чьей - то поднятой руки, увидел в западном секторе неба на высоте примерно двух километров три девятки двухкилевых бомбардировщиков "мицубиси". Серебристые, похожие па кресты - распятия, они в строгом порядке, "клином" заходили на аэродром.

Неуловимо короткая доля секунды, и невообразимой силы грохот заложил уши. Десятки бомб рвались совсем близко затяжным оглушительным залпом. На рокочущем фоне разрывов мелких, осколочных бомб отчетливо выделялись взрывы тяжелых фугасок. Сотрясаемая ими земля била в грудь. Несмотря на гром канонады, я слышал, как свистели и шипели разлетающиеся смертоносные осколки, будто ветер ураганной силы дул сквозь щели худого забора.

Грохот внезапно оборвался, и наступила странная тишина. Я встал на ноги, отряхнул пыль. За оградой аэродрома вздымалось облако черно - бурого порохового дыма. К гулу японских бомбовозов, удаляющихся на восток, в сторону оз. Поянху, присоединились звуки пулеметных очередей: наши истребители вступили в бой с налетчиками.

Вскоре из зоны воздушного боя прилетел истребитель. Он был уже над аэродромом и шел на посадку. Могла понадобиться медицинская помощь, и я отправился на аэродром. Санитарной машины поблизости не оказалось. Меня подвезли направлявшиеся туда авиатехники.

От разрушений и пожаров аэродром изменился до неузнаваемости: деревянный дом у выезда взрывом бомбы был превращен в груду поломанных бревен; склад бензина у начала взлетно - посадочной полосы пылал красным коптящим пламенем. Взрывались и вспыхивали, объятые огнем, все новые баллоны, бидоны и бочки с горючим, сложенные в штабеля. Комендантское здание было разрушено почти полностью. Черный флаг над ним поник на перебитом флагштоке.

Летчик, прилетевший из зоны боя, уже приземлился и, оставив самолет, бежал нам навстречу, жестикулируя и крича:

- Скорее поворачивайте обратно, приближается вторая волна.

Взяв летчика, мы развернулись и помчались назад. По дороге летчик объяснял:

- У меня пробит масляный бак. Другая пуля угодила в приборную доску и, отрикошетировав, плашмя, как здоровенным кулаком, ударила по животу. Спасла толстая лямка парашюта.

Через несколько минут загудел сигнал отбоя. Выяснилось, что вторая волна бомбардировщиков до нас не дошла, отбомбившись в другом месте.

И вот мы снова на аэродроме. Бомбами, упавшими на площадку перед комендантским зданием, был снесен и разбросан навес, порублена мебель. На цементном полу площадки появились следы разрывов осколочных бомб: неглубокие воронки с радиально расходящимися от них царапинами. Поодаль догорал не вылетевший по тревоге самолет связи. Я пошел взглянуть на огромную воронку, выбитую тяжелой фугасной бомбой на взлетной полосе. Когда я проходил мимо горящего бензосклада, позади и справа от меня вдруг ярко блеснуло пламя, оглушительно грохнул взрыв, и меня чуть не сбило волной горячего воздуха. Китайцы с корзинами на коромыслах, шедшие засыпать бомбовые воронки, бросились на землю. От места взрыва ко мне подбежал инженер Чармез:

- Посмотрите, доктор, что с моей головой?

Оказалось, инженера ударило по голове комом земли, выброшенным при взрыве. К счастью, контузия оказалась неопасной. Не знаю, был ли это взрыв японской бомбы замедленного действия, или взорвалась подожженная горящим по соседству бензином одна из тех стокилограммовых авиационных бомб, которые валялись во многих местах на аэродроме, упакованные в дощатые клетки.

Редкие дни проходили без воздушных тревог. Мы научились распознавать наступление опасной ситуации еще до сигнального рева сирены. Например, достаточно было зазвонить телефону в комнате "начальника воздуха", чтобы люди под навесом уже насторожились. Выходит после звонка из комендантского здания Благовещенский и отдает какие - то приказания, привычным движением забрасывая на левое плечо свою кожаную куртку, - и всем ясно: тревога.

Я неоднократно наблюдал, как замирала дневная жизнь города, когда раздавался вой сирены. Улицы быстро пустели, прекращалось всякое движение, стихал городской шум. Сразу можно было ощутить напряженный характер наступившей тишины, столь необычной для дневного часа. На улицах ни души, все попрятались, притихли, затаились в ожидании вражеского удара, не слышно даже собачьего лая. Но вот прозвучал ровный сигнал отбоя, и город снова ожил, зашаркали подошвы по мостовой, на улицах и площадях появились прохожие, послышались голоса, выкрики торговцев, гудки автомобилей, и снова все слилось в общий мирный шум города.

Незадолго до конца нашего пребывания в Наньчане я был свидетелем неожиданного дерзского налета японского разведчика на большой наньчанский аэродром. Во второй половине дня, подкравшись на большой высоте, он, не замеченный постами наблюдения, спикировал на аэродром, мгновенно пересек его поперек на бреющем полете с запада на восток и сразу же скрылся с крутым набором высоты, так и не сделав выстрела.

Наши летчики кинулись к своим истребителям, на бегу застегивая шлемы, но самолета и след простыл.

- Вот это скорость! - заметил Е. М. Николаенко. Ему возразили:

- При разгоне с такой высоты ничего удивительного.

Поскольку никто не заметил у разведчика шасси, оставалось только предполагать, что, судя по скорости, это был И - 97 (несколькими днями раньше среди трофеев китайской авиации были обнаружены обломки модернизированного варианта И - 96 - аэроплана с убирающимися шасси, переименованного в И - 97).

На следующий день японцы совершили налет на малый аэродром Наньчана. Они прошли на бреющем полете, и китайская служба наблюдения снова их прозевала. Навстречу противнику поднялись несколько наших истребителей. Неожиданно один из японских самолетов повернул в сторону нашего общежития, на малой скорости пролетел над нами и на бреющем полете удалился в направлении моста через р. Ганьцзян. Штурмовик намеревался, очевидно, бомбить этот мост. Там его встретили китайские зенитчики. Белые цепочки трассирующих пуль и мелкокалиберных снарядов с кажущейся медлительностью летели навстречу друг другу и перекрещивались то под самым брюхом вражеского самолета, то над его кабиной. Явно напуганный таким приемом, летчик И - 95 поспешно удалился в восточном направлении.

В это время на южной окраине города, правее аэродрома и левее моста, на небольшой высоте шел бой И - 16 с И - 96. После короткой "карусели" японец вдруг круто взмыл вверх, повернул влево и сверху вниз дал пулеметную очередь по своему противнику. "Ласточка" пошла на снижение. Казалось, японец победил. Но вдруг он "провалился", задел по пути "ласточку" и врезался в землю.

Пилот И - 16 Шарай благополучно посадил самолет, несмотря на множество повреждений. Пуля взорвала патронный ящик, и летчик получил ряд поверхностных ранений в ноги. Я долго извлекал пинцетом из ранок кусочки цинковой жести и обломки латунных гильз.

Сбитый японский летчик, судя по найденным у него документам, оказался настоящим воздушным асом. Его летная карта была исчерчена цветными линиями проделанных боевых маршрутов; они тянулись от г. Аньцина на Янцзы. В комбинезоне летчика нашли длинную матерчатую тесьму, похожую на телеграфную ленту, исписанную иероглифами. Прочитав, переводчик объяснил, что это "талисман", составленный монахом какого - то буддийского монастыря. На ленте были такого рода заклинания:

"Тебя не тронет вражеская пуля, тебе не страшна никакая опасность. Ты бессмертен..." - и далее с повторениями в том же стиле. Поздно вечером Николаенко, сменивший Благовещенского, доложил по телефону в Ханькоу П. Ф. Жигареву об этом бое.

... Неожиданно в наньчанском литишэ появились два наших советника. Оба оказались моими спутниками по недавнему путешествию от Алма - Аты до Сианя. Они прибыли с фронта, отступали вместе с китайскими войсками из - под Цзюцзяна, попали в окружение, из которого с помощью китайца - переводчика выбирались с большими трудностями - по непроходимым горным ущельям, без пищи в течение нескольких суток. Пришли к нам пропыленные, давно небритые, изможденные. После нескольких дней отдыха наши соотечественники вновь вернулись со своим проводником на фронт.

... В непрерывных боях с численно превосходящим противником таяли силы китайской авиации, базировавшейся в Наньчане. В конце июля японцы нанесли массированный удар по объектам обоих наньчанских аэродромов. Сначала атаковали только истребителями, и опять с бреющего полета. Поднятые по тревоге отряды наших "ласточек" и "чижей", не имевшие радиосвязи с землей, вхолостую барражировали на большой высоте, готовые в любую секунду вступить в бой с противником. Но они не знали, что он в это самое время безнаказанно бесчинствует над самым аэродромом.

В начале августа дальнейшее пребывание в Наньчане китайской авиации было признано нецелесообразным, и нас перебазировали в Ханькоу: самолеты - своим ходом, по воздуху, наземную службу - на автомобилях.

Наш "внештатный" переводчик Саша остался в Наньчане. Все мы любили этого студента Шаньдунского университета, самого молодого из наших переводчиков. Русское имя удержалось за юношей потому, что оно было созвучно с его родным языком. В стройной фигуре, приятном, открытом лице Саши было что - то девичье, нежное. Саша живо интересовался всем русским. Любил смотреть советские кинофильмы, присылаемые нам из СССР. Все свободное время проводил за чтением русских книг и советских газет. Мечтал когда - нибудь побывать в Советском Союзе. Исключительно внимательный и исполнительный, он повсюду сопровождал Благовещенского. Уезжая на родину, тот подарил Саше на память карманные часы.

Мы сердечно попрощались с Сашей. Он вручил мне свою миниатюрную фотографию с надписью: "Русскому другу на память".

И вот наша небольшая автоколонна тронулась в путь. Позади остался памятный мост через Ганьцзян. Слева виднелись золоченые крыши невысоких пагод, расположенных на западной окраине китайского кладбища. А еще левее кладбища, вдалеке, на пригорке, находилась железнодорожная станция. Там на перроне вокзала я однажды встретил группу вооруженных полицейских, сопровождавших китайца в одежде чернорабочего, который, сгорбившись, нес на спине человека, закованного в цепи. Как объяснил переводчик, это был арестованный японский шпион. Там же впервые я наблюдал, какой оригинальный вид имеют китайские воинские эшелоны. У солдат на голове кепи, за спиной - широкополая соломенная шляпа и пара запасных веревочных туфель. Они сидели на открытых вагонных платформах под зонтами, обмахиваясь пальмовыми веерами.


Добраться засветло до Чанша, где намечалась ночевка, мы не успели. Ночью в горах па нас обрушился тропический ливень. Мы ехали в открытых полуторатонных грузовиках и промокли насквозь. Двигались осторожно, на первой передаче. В жидкой грязи колеса буксовали. А дорога вилась, петляла, то круто поднимаясь, то уходя вниз. Непроглядная темень то и дело внезапно распахивалась, отодвигалась далеко в стороны при ослепительных вспышках молнии, и на короткий миг открывалась фантастическая панорама угрюмых скальных нагромождений и черной пропасти, подступающей к самой дороге.

В Чанша прибыли на рассвете. Обсушились, отдохнули после бессонной ночи. На следующий день двинулись дальше. Дорога шла живописными субтропическими перелесками. На обед остановились у спокойной речки рядом с пустующей древней пагодой.

И вот мы снова в знакомых окрестностях Ханькоу, временной столицы страны. Въезжаем во двор общежития советских добровольцев. Во "врачебной комнате" встречаюсь с Торопови - чем. От него узнаю новость: глава авиационной группы П. Ф. Жигарев выехал на родину. На смену ему прибыл Г. И. Тхор - недавний участник войны в Испании, еще молодой человек, побывавший во многих сражениях.

Возобновились мои выезды на аэродром, ежевечерние амбулаторные приемы. Раза два мы с Тороповичем ездили в частную лечебницу английского врача Скиннера, куда мы помещали наших раненых, нуждавшихся в стационарном лечении.

Один из пациентов, рослый широкоплечий штурман, спасся, выпрыгнув с парашютом из горящего СБ, и получил ожоги лица и рук. Показывая нам свое лицо со следами ожога первой степени в местах, не защищенных очками и шлемом, он спрашивал: "Узнает ли теперь жена?".

С перебазированием главных военно - воздушных сил Китая из Наньчана в Ханькоу участились налеты в этот район японских бомбардировщиков в сопровождении истребителей. Один из таких налетов застал меня на пути с аэродрома. Дорога вела через городской сквер, где стоял какой - то монумент, четко вырисовывавшийся на фоне пожара; жарко пылал крупный дощатый киоск, подожженный авиабомбой. В противоположной стороне у решетки сквера валялся пузатый серебристый фюзеляж сбитого "мицубиси".

В другой раз японцы налетели на Ханькоу, когда мы находились на аэродроме. В конце обеда вдруг истошно завыла электросирена. Бомбардировщики удалились в "зону ожидания", навстречу врагу вылетели истребители. Аэродром опустел. С небольшой группой авиатехников я ушел к плотине оз. Сиху вблизи аэродрома.

Вскоре послышался знакомый уже шум японских самолетов. Он приближался, нарастал, и вот из - за кучевых облаков быстро вынырнули две девятки двухмоторных, с двухкилевым хвостовым оперением бомбовозов.

Японцы заходили, как всегда, со стороны солнца, чтобы затруднить стрельбу из зенитных орудий, снаряды которых уже рвались в небе. Тугие, медленно расплывающиеся в воздухе белые клубы порохового дыма возникали то впереди, то позади, то ниже, то выше вражеских самолетов, не нанося им, однако, заметного вреда.

Первая девятка сбросила бомбы на центр аэродрома. Облака черно - бурого дыма заволокли летное поле. В течение нескольких секунд, показавшихся долгими, гремел оглушительный грохот взрывов, слившийся с бомбовым залпом второй девятки. Она шла слева уступом (строем пеленга), позади ведущей девятки, ближе к нам. Ее бомбовый груз, сброшенный почти над нашими головами, отнесло по инерции на западный сегмент аэродрома, где в самолетных блиндажах (за открытой сверху почти сплошной круговой земляной оградой) стояли несколько нуждающихся в ремонте бомбардировщиков.

Выбранное нами убежище оказалось небезопасным: противник мог сбросить часть фугасных бомб на плотину и разрушить ее. Тогда воды озера хлынули бы в образовавшийся прорыв, смыли бы нас и затопили аэродром.

На обратном пути, после отбоя, мы видели много воронок вокруг самолетных блиндажей, но прямых попаданий не было, и спрятанные аэропланы не пострадали.

К тому времени вернулись на свои стоянки бомбардировщики, и после неравного боя с истребителями сопровождения стали возвращаться наши истребители. Командир эскадрильи неторопливо вылез из "ласточки", понуро, не отвечая ни на чьи вопросы, прошел к аэродромной дежурке и сел, опустив голову на руки. Обступившие его люди тоже угрюмо молчали, догадываясь о недобром. Наконец он выпрямился, вытер глаза и произнес:

- Погибли два наших товарища, - он назвал их имена. - Увлеклись в бою, забылись, отбились от своих. Их сбили над озером. Оба спрыгнули с парашютами, но японцы расстреляли их. Когда я подлетел к ним, они уже были мертвы. На моих глазах погрузились в воду.

Главный переводчик Пэн шепнул мне на ухо: "Понятно, если человек умирает за свою Родину, а вот когда ваши люди гибнут за наше дело... Это, конечно, достойно преклонения, но не совсем понятно".

В ответ я напомнил, что в 1918 - 1919 гг. у нас на фронтах гражданской войны так же вот погибали, выполняя свой интернациональный долг, китайские добровольцы. Они самоотверженно помогали Красной Армии в ее мужественной борьбе с белогвардейцами и интервентами


Нас перебрасывают в Хэнъян. Гибель Пысункина (август - сентябрь 1938 г.)


К середине августа налеты японской авиации на столицу настолько участились, что Авиационный комитет вынес решение перебазировать основные военно - воздушные силы на аэродром г. Хэнъяна в пров. Хунань (на полпути между Ханькоу и Гуанчжоу).

Торопович остался в Ханькоу. С экипажем трех СБ, улетавших в Хэнъян, я прибыл на аэродром ранним утром, когда еще не рассвело. Прошедшая ночь была тревожной. Всего несколько часов назад здесь рвались японские бомбы. Аэродром был изрыт глубокими воронками. Рабочие при свете юпитеров, установленных на грузовых автомашинах, спешно засыпали воронки на взлетно - посадочной полосе. С нашим вылетом торопились, опасаясь нового утреннего налета вражеской авиации.

Я никогда раньше не летал на СБ. Нас, пассажиров, было двое - авиатехник и я. В течение всего полета перед нашими глазами находилась фигура стрелка, который, крутясь во все стороны, зорко вглядывался в небо. Неожиданно для меня стрелок - радист нагнулся и дал короткую очередь из нижнего пулемета. Мой сосед объяснил: "Летим над озером Дунтинху. Стрелок проверяет оружие, бьет в воду!"

... Мы поселились в уютном двухэтажном доме европейской архитектуры, обсаженном экзотическими деревьями и огражденном высоким проволочным забором. Из окна моей комнаты на втором этаже видны станционные постройки железнодорожной линии Пекин - Ханькоу - Гуанчжоу. По ту сторону железнодорожного полотна расположен аэродром. С балкона, обращенного к югу, на уровне второго этажа, открывается вид на город за рекой. Ближе, в круговых окопах, прячется зенитная батарея. Зенитчики каждый день подолгу тренируются, "ловя" пролетающие самолеты, крутят большую трубу дальномера, припадая глазами к ее окулярам.

На хэнъянском аэродроме кроме наших боевых самолетов (значительно поредевшей группы скоростных бомбардировщиков и совсем маленькой группы истребителей, оставшихся после тяжелой борьбы с превосходящими силами противника в Наньчане и Ханькоу) находилось несколько американских истребителей фирмы "Хаук". Вооруженные крупнокалиберными пулеметами, они были громоздки и тихоходны. Наши авиаторы прозвали их "ревунами" за чрезмерно громкий шум мотора.

Небольшую группу американских авиатехников, занимавшихся распаковкой и сборкой этих закупаемых Китаем в Америке устаревших истребителей, возглавлял молодой шатен с английским пробором и бритым лицом. Изнывая от духоты, он расхаживал по аэродрому в шортах, носил сетку или рубашку с отложным воротом и короткими рукавами.

Наблюдая за посадкой наших СБ, возвращавшихся из боевых рейсов, американец то и дело не удерживался от похвального восклицания: "Ол райт, ол райт!"

В распоряжении этого инженера имелся маленький двухместный бипланчик и личный пилот - приземистый сутулый человек с неправдоподобно длинными руками. Однажды этот неуклюжий парень сел с "промазом": аэропланчик сделал "полный капот", свалившись в овраг, и выбыл из строя. Незадачливый пилот поцарапал голову, а инженер отделался испугом.

Взлетно - посадочная полоса хэнъянского аэродрома оказалась опасно короткой даже для легких самолетов. Безаварийность же боевых полетов бомбардировочной авиации в этих условиях объяснялась, конечно, только высоким мастерством наших летчиков.

Однако несовершенство посадочной площадки создавало все - таки серьезные трудности, и хозяева аэродрома приступили к расширению его территории и удлинению полос. Сотни китайцев в широкополых конусообразных соломенных шляпах кирками и лопатами начали срывать возвышенную северо - западную окраину аэродрома. В одноколесных ручных тачках они отвозили землю на восточную кромку аэродрома, где ссыпали ее в овраг. Наблюдавший за работой бросал в каждую нагруженную тачку ярлычок, по этим ярлычкам потом рассчитывались с землекопами. В обеденный перерыв землекопы садились на свои тачки и при помощи палочек или прямо щепотью ели рис из пиалы. Когда раздавался сигнал воздушной тревоги, они в спешке покидали летное поле, катя перед собой пустые тачки.

Окраина аэродрома оказалась старым, заброшенным кладбищем. Часто обнажались толстостенные гробы с обуглившимися трупами (в Китае покойника при погребении посыпают негашеной известью). Длина аэродрома увеличивалась за счет земли, срытой на возвышенном и насыпанной на низком участке. Землю утрамбовывали вручную торцами увесистых бревен и укатывали тяжелыми катками, в которые впрягались по нескольку десятков человек.

4561520964271421.html
4561663440464008.html
4561819674752691.html
4561851043946720.html
4561937840912368.html