Т н. Михаил Георгиевич Ерошенков. Сайт: www eac-ras ru Г. В. Рожков Генезис инновационной экономики в России Монография - страница 39

^ 10.6. Инновационная экономика и социальный капитал Человек – в центре экономики знаний
Отличительной чертой современного мирового экономического развития является формирование в развитых странах постиндустриального общества, основанного на инновационном производстве. Данный факт принципиально меняет как положение и роль человека в производстве, так и саму структуру производства. Существование людей в современном мире уже совершенно немыслимо без достигнутого уровня автоматизации промышленного производства, использования авиации и автомобильного транспорта, применения новых материалов и строительных технологий, радио и телевидения, персональных компьютеров и средств связи.

Технологический прогресс изменил не только масштабы и структуру производства в индустриально развитых странах, но и оказал заметное воздействие на качество жизни, взаимоотношения людей между собой и с окружающим миром. Постиндустриальный мир характеризуется рядом принципиально новых обстоятельств, среди которых важнейшим фактором хозяйственного прогресса становятся интеллект и творческие способности человека.

В глобальном обществе меняется власть. Сегодня грамотное управление становится все важнее для организации. Причем речь идет не только об управлении физическим и человеческим капиталом, но и об управлении капиталом социальным. Уже давно подсчитано, что 70-80% цены при продаже фирмы составляет ее репутация.

История экономической теории и практики – это история движения от познания и преобразования чувственно осязаемых объектов и процессов к объектам и процессам все менее осязаемым, а также от объектов и предметов к отношениям между ними. Эта эволюция отражает поистине тектонические сдвиги в том, что Питирим Сорокин назвал сменой социокультурного типа. В четырехтомном исследовании «Social and Cultural Dynamics» (1962) он доказывает, что западная культура стоит накануне смены чувственного (вещно-ориентированного) типа, господствовавшего последние шесть веков, на тип интегральный, в котором синтезируются ориентации на материальные и идеальные сущности. Доказательства реальности такой смены и точности прогноза П. Сорокина в изобилии содержатся в исследовании современного американского футуролога А. Тоффлера «Смена власти», в котором он убедительно показывает, как власть физической, военной силы (власть меча) в истории человечества уступает место власти экономической (власти денег), которая, в свою очередь, сменяется властью знания (властью информации).

Похоже, что в многовековом споре идеалистов («В начале было слово») и материалистов («Бытие определяет сознание») обе стороны были одновременно правы и не правы. Наиболее адекватной оказалась третья, синтезирующая позиция: регулятором социального бытия является культура – комплекс систем ценностей, норм, знаний и символов, детерминирующий жизнедеятельность социальной общности любого размера – от группы из двух человек до человечества. Культура, таким образом, – это третья реальность, синтез материального и духовного (идеального) начал, это коллективная программа, которая реализуется, развивается и изменяется через деятельность живых, реальных людей и социальных групп – носителей культуры.

Обратимся теперь в свете сказанного к более конкретной дисциплине – экономике, к переходу от капитала физического к капиталу социальному. Вот как о том же переходе от вещей и объектов к отношениям между ними говорит один из наиболее авторитетных специалистов по проблеме социального капитала – Дж. Коулман: «Если физический капитал полностью осязаем, будучи воплощенным в очевидных материальных формах, то человеческий капитал менее осязаем. Он проявляется в навыках и знаниях, приобретенных индивидом. Социальный же капитал еще менее осязаем, поскольку он существует только во взаимоотношениях индивидов. Так же как физический и человеческий капиталы, социальный капитал облегчает производственную деятельность. Например, группа, внутри которой существует полная надежность и абсолютное доверие, способна совершить много больше по сравнению с группой, не обладающей данными качествами»

Развивая формулировку Дж. Коулмана, следует подчеркнуть следующее. Социальный капитал не просто «облегчает» производственную деятельность. Он становится определяющим, и самое главное, обладает гораздо большим потенциалом по сравнению с физическим и человеческим капиталом. На первый взгляд, трудность доказательства этого утверждения кроется именно в большей неосязаемости социального капитала, но то же самое говорилось и о человеческом капитале по сравнению с физическим, пока не были разработаны соответствующие системы оценок.

Однако можно подсчитать, какой экономический, выразимый в осязаемых цифрах ущерб может нанести организации дефицит ее социального капитала: например внутренний конфликт или атмосфера подозрительности, отсутствие доверия руководителей к подчиненным и наоборот. Эти цифры вполне могут оказаться еще более внушительными, чем те, в которых выражается величина физического или человеческого капитала.

Социальный капитал важен для человеческого развития, поскольку тесно связан с экономическим ростом и укреплением человеческого капитала. Нормы трудовой и деловой этики, вырабатываемые в процессе социального взаимодействия, способствуют повышению производительности труда и снижению издержек на осуществление экономической деятельности. Социальные контакты, возникающие в процессе получения образования, впоследствии служат источником важных знаний и умений, эффективно дополняющих формальное обучение. Укрепление социального капитала может существенно повысить эффективность социально-экономической политики государства.
^ Инновации – стратегический курс экономики
В современных условиях развития национальной экономики особое значение имеет производство собственных конкурентоспособных инновационных технологий на рынке наукоемкой продукции для обеспечения стратегической безопасности страны. Один из ее пороговых индикаторов – доля импортного производства, которая не должна превышать 20-25% от общего объема рынка наукоемкой продукции. В течение последних лет реформы экономики Российской Федерации этот показатель находится в пределах 45-50%, что свидетельствует о неудовлетворительном состоянии рынка российской наукоемкой продукции.

Значительную роль в реализации стратегии инновационного прорыва играет не только система стратегического партнерства как взаимоотношений между бизнес-сообществом и государством, которым принадлежит решающая роль в осуществлении инновационного прорыва, обществом и наукой, но и инновационная система, которая включает в себя три подсистемы:

  1. функциональную подсистему;

  2. подсистему обеспечения управления;

  3. программно-целевую подсистему.

Они должны обеспечивать:
^ Обеспечение конкурентоспособности и устойчивого роста экономики
Для повышения конкурентоспособности российской экономики целесообразно ускорить процессы реструктуризации, что должно привести к финансовому оздоровлению российских предприятий и повышению их привлекательности для внутренних и внешних инвесторов. На сегодняшний день значительная часть российских предприятий убыточны, и их поддержка осуществляется в основном за счет успешно работающих субъектов хозяйствования.

В качестве первого шага целесообразно усилить поддержку динамично развивающихся предприятий за счет предоставления им налоговых льгот, в том числе по налогам на инвестируемую прибыль. Для оздоровления экономики необходимо также ускорить модернизацию убыточных предприятий с целью их адаптации к рыночным условиям и постепенно прекратить оказание помощи бесперспективным субъектам хозяйствования. Хотя подобная помощь способствует поддержанию высоких уровней занятости, ее оборотной стороной является распыление ограниченных инвестиционных ресурсов и характерный для многих убыточных предприятий рост иждивенческих настроений.

Важным источником альтернативных мест занятости для высвобождаемых работников является малый бизнес. Поэтому улучшение среды для малого предпринимательства будет способствовать не только росту эффективности российской экономики, но и снижению социальных издержек структурных преобразований.

Для эффективного осуществления политики доходов населения необходима ее тесная координация с инвестиционной политикой и ходом структурных реформ. Опережающий, по сравнению с ростом производства и рентабельности предприятий, рост доходов населения может привести к увеличению стоимости российской продукции, накоплению складских запасов готовой продукции и росту инфляции. Вместе с тем доходы населения являются потенциальным источником инвестиций. Средства населения могут быть привлечены банками, страховыми компаниями, фондовыми рынками и другими финансовыми посредниками. Размещение сбережений граждан на выгодных для них условиях неизбежно потребует снижения производственных издержек и финансовой санации предприятий для повышения их прибыльности, без чего кредитные ресурсы, особенно долгосрочные, окажутся слишком дорогими для предприятий.

Важнейшими долгосрочными приоритетами структурных преобразований являются усиление специализации промышленности и рост инновационной восприимчивости экономики. При совершенствовании структуры производства целесообразно ориентироваться на развитие экспортно ориентированных капиталоэкономных отраслей, использующих отечественные ресурсы и выпускающих продукцию высокой степени переработки. Инновационная восприимчивость экономики может быть усилена путем обеспечения согласованной работы основных элементов национальной инновационной системы – науки, образования, производства. Поддержка инновационного развития, в том числе в промышленности, финансово-бюджетной и денежно-кредитной сфере и в области регионального развития, должна стать общим приоритетом политики государства. Для более широкого внедрения результатов научно-исследовательской деятельности необходимо усилить соответствующие стимулы, в частности за счет изменения отношений собственности на результаты интеллектуального труда между государством и частным сектором и реализации программ поддержки предпринимательства в научно-инновационной сфере. Важная роль в повышении инновационной активности принадлежит системе образования. Его реформирование позволит преодолеть несоответствие квалификационной структуры профессиональных кадров специфике современных инновационных систем.
^ Социальный капитал как основа экономики в условиях глобализации
Важнейшей проблемой, решаемой экономистами во все времена является изыскание ресурсов, обеспечивающих экономический рост, ведущий соответственно к повышению благосостояния населения страны. Такие ресурсы находились, но дело в том, что со временем одни из них исчерпывали себя, уступая место другим, а другие были эффективны только для определенных условий.

Экономически развитые страны последовательно прошли доиндустриальную и индустриальную стадии и в середине прошлого века вступили в постиндустриальную стадию. К началу 80-х годов в США, а несколькими годами позже и в странах Западной Европы валовой продукт сферы интерперсональных услуг (human services) превзошел валовой продукт сферы материального производства. Темпы его прироста в первой половине 80-х годов также превышали аналогичные показатели в сфере материального производства: во Франции – в 2 раза, в США и Германии – в 6, в Англии – в 30 раз274.

В связи с этим перед Россией, как и перед другими странами с трансформируемой экономикой стоит вопрос: в каком направлении трансформироваться – в индустриальном, развивая промышленность и сельское хозяйство или в постиндустриальном – главный упор делая на развитие отраслей, формирующих интеллектуальные способности человека.

Представляется очевидным, что пройти весь путь индустриального развития нам уже не под силу и более того, это уже не имеет никакого смысла. Можно вспомнить опыт Японии, еще успевшей вскочить в последний вагон уходящего индустриального поезда и подарившей миру так называемое «японское чудо», основанное на закупке патентов и выпуске более дешевых и качественных аналогов существующих товаров. Однако в постиндустриальных отраслях такая стратегия оказалась совершенно бесполезной. Нет, к примеру, ни одного серьезного японского программного продукта, завоевавшего успех на мировом уровне.

Последние десятилетия XX века дали миру еще один поучительный и драматический опыт отчаянных попыток преодоления в ряде стран Юго-Восточной Азии и Латинской Америки экономической и социальной отсталости. Эти попытки возродили интерес научной и политической мысли к мобилизационным моделям экономического развития, позволившим «азиатским тиграм» выйти в авангард индустриального производства. Но в том-то и заключается драматизм новейшей экономической истории, что принципы индустриальной эпохи, по большому счету, «не срабатывают» в условиях, когда технологический и социальный прогресс привел к становлению достаточно зрелых форм общественного развития.

В результате массированных иностранных инвестиций и высокой нормы накопления (обеспечиваемой также более низким уровнем жизни) экономический рост в странах региона оказался в 70-е и 80-е гг. самым высоким в мире, составляя от 7 до 8% в Таиланде и Индонезии, 8,1 – в Малайзии, 9,4-9,5 – в Гонконге, Южной Корее и Сингапуре и 10,2% на Тайване. С 1991 по 1995 г. экономика восьми из десяти стран, достигших роста более 50%, была сосредоточена в Азиатско-Тихоокеанс-ком регионе. Согласно статистическим экстраполяциям, Восточно-Ази-атский регион, вклад которого в мировой ВНП составлял в 1960 г. не более 4%, увеличил его до 25 % в 1991 г. и способен был довести до 30% к 2000 г. Однако кризис 1997 г. похоронил эти надежды. Причины его были вполне объективными и были связаны как с относительной односторонностью азиатских хозяйственных систем (так, в Южной Корее к середине 80-х гг. продукция металлургии, тяжелой и химической промышленности обеспечивала 60% общего объема экспорта; в Малайзии доля продукции электронной промышленности в экспорте превысила 44%.), так и с тем, что экономический рост обеспечивался в основном экстенсивными факторами. Норма сбережений, составляющая в Гонконге – 30% ВВП, в Малайзии, Таиланде и Южной Корее – по 35, в Индонезии – 37, а в Сингапуре – 47%, при этом имеющая тенденцию к дальнейшему росту, означает лишь то, что успехи производства основывались на недопотреблении населения. При этом развитие промышленности основывалось на вовлечении в производство все больших людских масс275.

Эти моменты служат основанием для вывода: молодые индустриальные страны Азии, так же, как Советский Союз в 1950-е гг., добились быстрого роста главным образом за счет поразительной мобилизации ресурсов. Их развитие, как и развитие СССР в период высоких темпов роста, стимулировалось в первую очередь небывалым увеличением затрат труда и капитала, а не повышением эффективности производства. Результат же подобной политики выражается в росте макроэкономических показателей, оторванных от таких определяющих характеристик, как уровень жизни населения и обеспечение социального благополучия.

Кризис, наступивший в 1997 г., показал всю относительность азиатского благополучия. Сегодня можно уверенно утверждать, что главной его причиной были не только ошибки в финансово-кредитной политике, но главным образом – нарушение фундаментальных воспроизводственных пропорций, поставившее эти страны в жесткую зависимость от мировой хозяйственной конъюнктуры.

Вышесказанное подтверждается и материалами актуального отчета Всемирного экономического форума (ВЭФ) за 2003-2004 гг. по мировой конкурентоспособности276.

В отчет включены 102 экономики, дающие 97,8% мирового ВВП. Результат исследования отражен в ранжировке стран по критерию мировой конкурентоспособности (GCR). Вот первый десяток мировых лидеров: 1) Финляндия; 2) США; 3) Дания; 4) Швеция; 5) Тайвань; 6) Сингапур; 7) Швейцария; 8) Исландия; 9) Норвегия; 10) Австралия. Надо отметить, что в данном перечне из стран СНГ сюда включены только Россия (70 место) и Украина (84 место). Очевидно, что страны первой десятки (за исключением США) являются малыми открытыми экономиками, а половина лидеров – представители феномена «скандинавского высокотехнологического чуда», которые не имеют преимуществ перед Россией по природным условиям и наличию полезных ископаемых.

Успех Финляндии и других скандинавских «тигров» целиком обусловлен инвестициями в их человеческий и социальный капитал, а также «эффективностью управления государственными расходами», а не запасами недр и их продажей за рубеж.

С этими утверждениями трудно спорить, и с ними практически никто и не спорит, однако, на практике в качестве первоочередных задач экономического развития России все равно выдвигается рост ВВП, развитие реального сектора экономики. Причем, само разграничение экономики на реальный сектор и всякую другую экономику уже ставит определенные акценты.

Итак, по мере того как информация и знания становятся основным, базовым ресурсом современной экономики, значительно сужается и круг традиционных экономических законов, с помощью которых она регулируется. Канули в Лету времена А. Смита с его «экономическим человеком» и даже времена Дж. Кейнса с его психологическим законом. Наступает время поиска новых рычагов воздействия на социально-экономическое развитие общества и, на наш взгляд, важнейшими среди них становится социальный капитал. В этой связи необходимо отметить, что термин «капитал» нами рассматривается не в сугубо экономическом значении как самовозрастающая стоимость, а для того, чтобы подчеркнуть особую значимость социальной составляющей современного общества («капитал» в переводе с латинского – главный).

Социальный капитал представляет собой синергетический эффект, полученный в результате взаимодействия людей:

Материалы, представленные Патнэмом и другими позволяют говорить, что простое вступление и регулярное посещение организованной группы является важным фактором улучшения здоровья и социального самочувствия людей. Развитие организаций также может стать важным фактором повышения качества жизни людей в том или ином сообществе.

Неформальное образование в группах и организациях повышает качество жизни и развивает социальные связи (а также отношения доверия и толерантности), гражданское общество, повышает социальный капитал.

Имеется важный аргумент против тех, кто считает, что необходимо концентрировать ресурсы в руках лишь тех групп, которые занимаются более сложными социальными проблемами (а это самый распространенный ныне подход среди политиков). Если же мы следуем линии мышления Патнэма, то мы увидим, что например, преступность можно снизить, укрепляя здоровье людей и повышая качество образования, то есть, идя по пути увеличения социального капитала. Другими словами, открытая и целенаправленная деятельность людей в повышении социального капитала должна иметь высший приоритет.
^ Роль социального капитала в развитии инновационной экономики
Современная социально-экономическая ситуация в мире при всех межстрановых различиях и особенностях позволяет выявить целый ряд проблем и задач, решение которых стоит на повестке дня чрезвычайно остро. Развитые страны мира перешагнули в постиндустриальную эру, характеризующуюся не только прогрессом в сфере высоких технологий, повышенным вниманием к творческому и интеллектуальному труду, но и ростом числа организаций, работающих в принципиально новых сферах экономической деятельности. В результате особую значимость принимают социальные вопросы:

В то же время все шире признается тот факт, что социальные связи и доверие играют важную роль в поддержке экономического развития, что уровень социального капитала составляет один из основных факторов, влияющих на экономическое развитие стран и регионов.

Глобализация современного мира также расширяет проблематику социального капитала как ресурса, необходимого для повышения эффективности экономики, устойчивого развития и международной безопасности.

Особую актуальность исследование социального капитала приобретает в современной России. В российском обществе существует дефицит устоявшихся, разделяемых многими людьми ценностей, рациональной трудовой этики и ответственности, корпоративной идентичности и самоотдачи, что сдерживает формирование отношений доверия между работодателем и работником, партнерами по бизнесу. Дефицит доверия населения к рыночным институтам производства, потребления и распределения товаров и услуг выступает тормозом социальных и экономических преобразований российского общества. Затрудняется реализация на практике целого ряда положительных начинаний в сфере регулирования трудовых отношений, бизнеса, социального партнерства. В этих условиях необходимость исследований потенциала доверия как механизма социальной интеграции в отдельных организациях и обществе в целом приобретает особую остроту.

К настоящему времени теория социального капитала находится в стадии формирования. Идея социального капитала высказывалась рядом авторов еще на рубеже 70-80-х годов XX века. Свой вклад в развитие теории внесли такие ученные, как Гленн Лоури, Пьер Бурдье, Джеймс Коулмен, Роберт Патнэм, Фрэнсис Фукуяма и другие.

В России до последнего момента категории социальный капитал уделялось крайне мало внимания. Как отдельный предмет изучения социальный капитал рассматривали Ольга Синявская, Иосиф Дискин. Ряд российских авторов касается отдельных аспектов функционирования социального капитала в исследованиях неформальной экономики, в том числе и явления блата (Т. Шанин, А. Леденева, О. Фадеева).

В любом случае, теория социального капитала оставляет широкое поле для дальнейших исследований и теоретических построений.

Формирование социального капитала как экономической категории было исторически обусловлено, также как ранее было исторически определено появление категории человеческий капитал.

Исследуемая категория относится именно к форме капитала, так как социальный капитал в той или иной степени соответствует основным свойствам, которыми должен обладать капитал, а именно:

Социальный капитал характеризуется значительными внешними эффектами и обладает характеристиками, как частного, так и общественного блага, следовательно, мы имеем дело со смешанным благом.

Получение единственно «правильного» значения объема социального капитала практически невозможно, но даже ориентировочные значения или границы допустимого значения будут крайне полезны.

Необходимо рассматривать социальный капитал не как самоцель, а как ресурс, который может быть использован как для экономического развития стран и регионов, так и для увеличения благосостояния отдельных экономических агентов.

Социальный капитал воздействует на экономическое положение различных субъектов и на экономику страны в целом. Он призван снижать трансакционные издержки, а именно:

При формировании социально-экономической политики в России необходимо учитывать воздействия социального капитала на экономическое и социальное поведение населения.

В современных высоких технологиях уже недостаточно интеллекта, творческих способностей, высокого уровня образования и всего того, что мы вкладываем в понятие «человеческий капитал». Теперь ведущую роль играет то, как индивиды, несомненно, обладающие высоким уровнем человеческого капитала, взаимодействуют между собой, умеют ли они работать в команде, могут ли доверять партнерам по бизнесу или будут вынуждены проводить дорогостоящие проверки и создавать системы мониторинга. Сможет ли руководство компаний без опасений делегировать часть полномочий менеджерам высшего звена? Смогут ли менеджеры высшего звена ожидать от каждого работника того, что он будет не просто «хорошим работником», не просто будет обладать определенными навыками и уровнем образования, но и захочет применить это полученное им образование на деле, преследуя не только свои собственные интересы, но и действуя во благо компании, в которой он работает. Так же, как в свое время было исторически определено возникновение теории человеческого капитала, теперь закономерным итогом является создание и бурное развитие теории социального капитала как дополнения, необходимого для оптимального функционирования экономического и человеческого капиталов.

В ходе исторического анализа можно заметить, что, даже при сравнительно одинаковых ресурсах и стратегии роста, отдельные развивающиеся страны достигли исключительно высоких темпов экономического развития и значительно сократили свое отставание от развитых стран, в то время, как в большинстве развивающихся стран не происходит экономического роста вообще, а в некоторых даже наблюдается дальнейшее падение показателей экономического развития.

От чего же зависят успехи или неудачи в развитии отдельных стран мира? Что могут предпринять правительства развивающихся стран для ускорения их экономического роста?

Очевидно, что существует, как минимум, еще один значимый фактор, который существенно влияет на темпы развития стран, но на который раньше экономисты и правительства развивающихся стран по той или иной причине не обращали внимания. Возможно, именно этот фактор как раз и играет решающую роль в развитии страны, являясь, по существу, важнейшей составляющей ее богатства. Перед экономической наукой встает задача обнаружить этот важнейший фактор, рассчитать его показатели для различных стран и включить в уже существующие модели развития. А на основе этих усовершенствованных моделей можно будет строить новые программы развития для каждой страны.

Экономисты обратили внимание на, казалось бы, не относящийся непосредственно к хозяйственной деятельности фактор: огромную роль в развитии страны играет то, как граждане общаются между собой и с иностранцами, как сотрудничают, как разрешают неизбежные конфликты интересов. Все эти отношения решили включить в понятие «социальный капитал». Теперь это и отношения доверия, и репутация, и всё то, что облегчает координацию усилий индивидов и способствует взаимовыгодному сотрудничеству, а точнее все формальные и неформальные отношения между людьми, которые ведут к сотрудничеству. Это – третья форма капитала, наряду с экономическим и человеческим капиталом, которая важна как для развивающихся, так и для развитых стран. Социальный капитал позволяет людям работать сообща, то есть заменить в какой-то мере конкуренцию творческой кооперацией. Последняя подразумевает честность, чувство долга, обмен мнениями, а также доверие и солидарность. Очевидно, что создание социального капитала в определенной группе, так же как и накопление человеческого и экономического капитала, требует определенных вложений, и имеет целью получение отдачи от этих вложений в будущем.

Социальные связи и взаимоотношения в социальных группах, особенно в маленьких городах, давно уже были предметом интереса социологов, психологов и политологов. Экономисты же в настоящее время предпринимают попытку выявить, как эти взаимоотношения влияют на выбор индивида и экономический рост.

В сферу исследования социального капитала входят и поиски ответов на старые вопросы экономики, касающиеся причин неравенства доходов, или ответов на вопросы, с чем связан рост регионов, почему в разных регионах различные экономические результаты. Однако, в дополнение к ним, в последнее время экономисты начали выявлять и измерять экономическую значимость социальных связей и взаимоотношений.
^ Формирование инновационных партнерств
Современные условия развития экономики России связаны с переходом на инновационный тип развития. В этой связи концепция стратегического партнерства субъектов инновационной деятельности в течение последних 15 лет реформы экономики находится в центре научного осмысления.

Одним из важнейших средств решения этой задачи является стратегическое партнерство государства, бизнес-сообщества, науки и общества с целью формирования единой целостной системы интегрированного взаимодействия, которая должна обеспечивать повышение уровня инновационной активности субъектов инвестиционного рынка, стимулирование бизнес-сообщества осуществлять инновации и выпуск конкурентоспособной новой продукции, а также более эффективных новых или модифицированных технологий, что, в конечном счете, снижает отток капитала из страны.

Сегодня в условиях новой экономики для создания научной базы инновационного прорыва потребуются радикальные изменения в структуре научного потенциала страны на основе выделения приоритетных форм стратегического партнерства субъектов инновационной деятельности с целью реализации стратегии инновационного прорыва. Необходимо добиться коренного перелома в динамике изобретательской активности и использовании отечественных изобретений в радикальных инновациях.

В этой связи научные исследования, направленные на формирование зон роста инновационной экономике на базе особых экономических зон, являются актуальными. Особые экономические зоны играют очень важную роль в процессе формирования и реализации стратегии инновационного развития экономики, где одним из ключевых принципов является обязательное использование научного потенциала для реализации целей. Долгосрочное планирование в этом направлении серьезным образом повлияло на систему инновационных разработок, реализуемых на предприятиях особой экономической зоны на принципах стратегического партнерства субъектов инновационной деятельности.

Многие проблемы управления формированием и развитием системы стратегического партнерства субъектов инвестиционного рынка оказались исследованы не в полной мере. Особенно это касается теоретико-методических аспектов управления инновационным партнерством всех участников этого процесса, разработки инновационных систем на основе мобилизации инновационного потенциала как фактора развития инновационного партнерства. Также следует отметить недостаточное развитие и внедрение структурно-логических моделей процесса стратегического партнерства в особой экономической зоне как пути к инновационному типу развития и инновационному прорыву.

Необходимо совершенствование управления формированием и развитием эффективной системы стратегического партнерства государства, бизнес-сообщества, науки и общества как субъектов инновационно-инвестиционной деятельности на основе приоритетных способов и форм мобилизации инновационного потенциала и, прежде всего, в особой экономической зоне, что позволяет реализовать стратегию инновационного прорыва для обеспечения конкурентоспособности национальной экономики.
^ Поддержка малых инновационных предприятий
Анализ зарубежного и отечественного опыта свидетельствует, что малые предприятия являются разведчиками, осваивающими новые сферы инновационной деятельности. Инновационная инфраструктура является связующим звеном от создания научно-технического продукту до его коммерческого производства. В России уже создано 60 технопарков, 56 инновационно-технологических центров, 7 городов приобрели статус наукограда, эффективно функционирует Фонд содействия развитию малых форм предприятий в научно-технической сфере, создаются венчурные фонды. Вместе с тем этого явно недостаточно для обеспечения потребности инновационно-технологической модернизации. Более того, число малых предприятий в области науки и научного обслуживания непрерывно сокращается.

Отсюда следует вывод, что декларированная политика поддержки малого инновационного бизнеса остается нереализованной. В связи с этим необходимо формирование развитой системы инфраструктурного обеспечения деятельности малых инновационных предприятий

Необходима государственная поддержка и инфраструктурное обеспечения малых инновационных предприятий на всех уровнях. Эту функцию выполняют следующие институты:

Осуществление комплексных мер по обеспечению развития инновационной инфраструктуры должно предполагать создание информационной, кадровой, консультационной, инвестиционной и нормативной ее составляющих. Необходимо увеличение числа инновационно-технологических центров, инновационно-технологических комплексов при тесном взаимодействии с ними инновационных форм. Цель формирования подобных структур состоит в эффективном создании и реализации нововведений, эффективном использовании производственных мощностей, во вкладе в реструктуризацию экономики.
^ Уровни управления инновационной деятельностью
Анализ современного состояния инновационной деятельности в РФ на основе данных Госкомстата за период 1993-2008 гг. свидетельствует о том, что по ряду экономических показателей РФ не достигла даже уровня 1993 г.: на протяжении 1993-1998 гг. продолжался устойчивый спад инновационной деятельности и разрушение научно-технического потенциала страны, однако в последние годы наблюдается небольшой, но стабильный рост показателей активности инновационной деятельности.

Нерешенной для РФ остается также проблема неравномерности территориального распределения экономики и научно-технического потенциала страны. Сохраняется чрезмерная концентрация предприятий и объема выделяемых им средств в мегаполисах РФ (г. Москва и г. Санкт-Петербург) и несоразмерно низкая их доля, приходящаяся на другие регионы страны. Серьезные территориальные диспропорции наблюдаются и при анализе межрегионального распределения численности предприятий, занимающихся инновационной деятельностью, а также распределения совокупных внутренних затрат на исследования и разработки. Так, более 50% общего объема затрат приходится на Центральный федеральный округ (включая г. Москву), а на Уральский, Южный и Дальневосточный федеральные округа приходится лишь по 6%, 3%, и 2 %, соответственно277.

Сглаживание территориальной неравномерности распределения экономического и инновационного потенциала регионов следует считать важнейшей стратегической задачей государства. Вместе с тем следует учитывать, что опережающее развитие регионов с высоким экономическим потенциалом содействует повышению эффективности национальной экономики в целом, а в то же время, выравнивание экономического потенциала страны путем перераспределения ресурсов от «сильных» территорий к «слабым» приведет к снижению эффективности экономики страны. Поэтому необходима компромиссная стратегия инновационного развития, основанная на четком разделении полномочий, ответственности и ресурсов между федеральным, отраслевым, региональным, межрегиональным и муниципальным уровнями управления инновационной деятельностью.

Федеральный и отраслевой уровни должны обеспечивать рамочные условия функционирования национальной инновационной системы, высокие темпы экономического роста, конкурентоспособность национальной экономики.

Региональный и межрегиональный уровни могут обеспечивать эффективные методы решения задач, реализация которых позволит воспроизводить и развивать национальное богатство территории.

Муниципальный уровень должен обеспечивать инновационное развитие муниципальных образований, научно-промышленных центров, наукоградов, расположенных на их территории с учетом их специфики и потенциала.

Таким образом, анализ современного состояния инновационной сферы экономики Российской Федерации показывает необходимость выделения федерального, отраслевого, регионального, межрегионального и муниципального (локального) уровней управления инновационной деятельностью и обеспечения оптимального взаимодействия структур и институтов, формирующих благоприятный инновационный климат, осуществляющих инновации в нерыночном секторе экономики и содействующих освоению базисных инноваций в рыночном секторе.
^ Факторы и направления развития инновационного потенциала
Опыт многих зарубежных стран свидетельствует, что наличие высокого инновационного потенциала является необходимым фактором экономического роста. На протяжении переходного периода существенно сократилась доля промышленных предприятий, которые внедряют инновации. Не развивается и не используется собственный научно-технический и производственный потенциал предприятий. Наблюдается огромное несоответствие между накопленным кадровым научно-техническим потенциалом и общей производительностью национальной экономики.

Подъем отечественного производства невозможно осуществить без его технического перевооружения, инновационной ориентации и научного обеспечения. При этом важное значение имеет не только сохранение и эффективное использование производственного и инновационного потенциала России, а постепенное его повышение до уровня развитых стран. Анализ и обобщение практики передовых стран приводят к выводу о том, что перспективное решение проблем в этой сфере должно осуществляться в следующих направлениях:
^ Активизация коммерциализации результатов НИОКР
Применяемые государством инструменты следует разделить на несколько сегментов:

Коммерциализация исследовательской деятельности и НИОКР в значительной мере определяется партнерскими связями между участниками инновационного процесса – научными организациями и вузами, малыми предприятиями и крупными корпорациями. Для стимулирования развития этих связей, в том числе через поддержку совместных исследований еще на докоммерческой стадии, следует реализовывать следующие программы:

С точки зрения уровня партнерства промышленного и научного секторов наибольший интерес к возможной коммерциализации разработок российских ученых проявляют предприятия сырьевого сектора.

В течение 2004-2008 гг. наметилась позитивная тенденция усиления внимания российского бизнеса к поддержке научных исследований. Причем развивались преимущественно две формы финансирования НИОКР: создание собственных исследовательских подразделений, финансирование научно-исследовательских проектов, выполняемых в организациях государственного сектора и вузах.

Важнейшим направлением содействия продвижения на рынок научных разработок в России может стать формирование института различного рода посредников, занимающихся патентоведением, лицензированием, консалтингом, маркетингом инноваций.

Резерв развития процессов коммерциализации результатов научных исследований находится также в сфере реализации перспективных международных научно-технологических программ при осуществлении системной координации партнерских проектов через введение программного подхода (финансируется не совокупность разрозненных партнерских проектов, а формируются тематические области, отвечающие интересам заказчика, и по ним объявляется конкурс среди российских исполнителей). В этом случае приоритетная задача может быть решена объединенными усилиями нескольких коллективов различных организаций.
^ Стратегическое партнерство в особых экономических зонах
Инновационная политика региональных органов власти должна стать фактором стабилизации оживления экономики и предполагать тесное партнерство между субъектами хозяйственно-коммерческих отношений. Вместе с тем существующая во многих регионах инновационная инфраструктура (технопарки, бизнес-инкубаторы при вузах и т. д.) показала свою неэффективность. Кроме того, вузы, вузовские и отраслевые НИИ не заинтересованы в образовании новых спиннинговых компаний. Поэтому в регионе, ориентирующемся на инновационный путь развития, необходимо создание структур типа ИТЦ на базе какого-либо крупнейшего производственного предприятия. Наукоемкие фирмы в ИТЦ могут иметь различный характер производства и виды выпускаемой продукции, тогда целесообразно группировать их в блоки, имеющие близкие по своему назначению технологии.

Развитие приоритетных форм инновационного партнерства в особой экономической зоне дает возможность решения в регионе и стратегических задач: устранение моноотраслевого перекоса экономического развития, укрепление доли производств с высокой добавленной стоимостью и т. д. Так, необходимо создание готовых площадок для организации инновационных структур, например технопарков. Их можно рассматривать в качестве инкубаторов для «выращивания» будущих резидентов особой экономической зоны, а также для формирования предпосылок создания особых экономических зон в рамках последующих конкурсов. На базе этих технопарков следует отработать, в том числе и такие элементы инновационной инфраструктуры, как венчурные и «посевные» фонды ранних стадий, которые играют большую роль в новых высокотехнологичных экономиках таких стран, как Израиль, Сингапур, Южная Корея. Эту работу целесообразно проводить совместно с Фондом содействия развитию малых форм предприятий в научно-технической сфере.

Дальнейшее развитие инновационной сферы в особой экономической зоне и регионе следует осуществлять параллельно по двум направлениям

Во-первых, создание совместных производств и кредитно-инвестиционной поддержки на основе партнерских отношений российских и иностранных резидентов. Это направление ориентировано на привлечение на приоритетных началах внебюджетных средств отечественных и иностранных источников финансирования инновационной сферы при обеспечении соответствующих гарантий со стороны государственных органов.

Во-вторых, создание стабильных условий эффективного развития процессов коммерциализации и трансфера наукоемких технологий. Это должно обеспечить повышение инвестиционной привлекательности наиболее перспективных инновационных предприятий за счет создания для них надежной (с гарантиями государства) производственно-технологической базы в виде региональной сети ИТЦ как элементов научно-производственных комплексов.




4555641897805011.html
4555789408548375.html
4555838972507208.html
4555868066467187.html
4555897147459384.html