Национальная школа в последнее время все чаще становится предметом обсуждения в российских сми - страница 5

^ Т а б л и ц а 5.1.

Язык обучения

физика, математика

биология, география, химия

история, обществознание

2002

2006

2002

2006

2002

2006

На русском языке

61,4

66,1

60,4

66.4

62,1

66,4

На татарском языке

38,08

34,8

39,06

33,8

37,8

32,6




Дисциплина
^ Язык обучения респондентов в школе (в % к количеству опрошенных)

Кроме того, в ходе проведения массового опроса исследовательская группа сталкивалась с ситуацией, когда в татарских классах общеобразовательных школ, а иногда и в татарских гимназиях респонденты (чаще мальчики) просили продублировать татарскую анкету анкетой на русском языке, либо обращались для уточнения смысла того или иного вопроса.

Отставание реального числа школ, в которых ведется преподавание на татарском языке, от декларируемой официальной статистики, на наш взгляд, может быть детерминировано следующими факторами. Во-первых, развитие национальной школы в республике шло по пути создания не только специализированных учебных заведений (татарских гимназий, школ и т. д.), но и так называемых смешанных школ. В татарских классах этих школ, строго говоря, татарский язык лишь отчасти является средством обучения. Особенность их в том, что в учебных планах и расписании больше часов отводится на изучение татарского языка, внеклассная воспитательная работа в большей степени ориентирована на усвоение духовных ценностей татарского народа. Выпускники таких классов зачастую разочарованы неполной представленностью предметов на татарском языке: «… учился в татарской группе в обычной школе, там не учат татарскому на самом деле…»; «…просто на два часа больше татарского языка, остальное то же самое, как в русских классах…»; «… одно время у неё был статус – гимназия, но как таковая – это средняя школа, а обучение шло полностью на русском языке, на татарском языке преподавались татарская литература и татарский язык, как в общеобразовательных школах».

Ориентация в таких классах на трансляцию культуры и ценностей татарского народа напрямую заимствована, на наш взгляд, из традиций национальных средних учебных заведений, существующих уже несколько десятилетий. Так, в интервью с директором одной из татарских школ прозвучало: «Как национальная школа мы приоритет отдаем национальным традициям. Все праздники татарского народа мы проводим в школе. Родители, которые не обучались на татарском языке и плохо владеют татарским языком, с удовольствием ходят на эти праздники и радуются, что дети тянутся к истокам. Когда учебный процесс организован в основном на одном языке, и обучаются представители одной культуры, то проявляется и воспитывается и менталитет татарского народа, проявляются такие черты, как порядочность, уважение к старшим и т.д.».

Такое расхождение может быть связано с тем, что даже в сельской местности, где национальная школа, безусловно, имеет давние традиции и установившийся статус, учителя, руководствуясь соображениями подготовки детей в вуз, самостоятельно принимают решение о преподавании в старших классах на русском языке. Иллюстрацией могут служить слова из интервью с руководителем одной из школ: «В условиях модернизации будущие школы мы представляем как профильные: это гуманитарные, технологические, спортивные и т.д. И если детей обучать на одном языке с 8-го класса, где есть такие предметы, как химия, физика, то мы сформируем чисто татарское мышление, и дети будут вынуждены искать только те вузы, которые принимают в татарские группы». Студенты также подтверждают присутствие инициативы педагогов во введении обучения на русском языке: «…В старших классах уроки проводились на русском языке, учителя сказали, что иначе трудно будет поступить в институт и учиться…»; « …наш директор потихоньку ввел обучение в одиннадцатом классе на русском языке…».

В некоторых интервью с учителями и директорами школ звучала обеспокоенность той мерой ответственности, которая лежит на них вследствие необходимости выбора языка для подготовки учеников к вузу: «Вправе ли мы решать судьбу, будущее ребенка? Почему мы не даем возможность не ограничивать его только в рамках Татарстана? Закон об образовании гласит о доступности образования, но под доступностью понимается не только то, на каком языке мы хотим, а на каком языке он хочет».

Помимо необходимости подготовки в вуз, частный выбор педагогов в выборе русского языка обучения обусловлен такими обстоятельствами, как популярность русскоязычной медийной культуры и большая распространенность русского языка в деловых кругах.

В-третьих, по многим предметам отсутствуют, либо представлены в незначительном количестве дополнительные учебные пособия на татарском языке, что отмечали и школьные педагоги, и выпускники школ.

Таким образом, номинально татарские школы и классы в ряде случаев реально осуществляют полилингвистический образовательный процесс.
^ 5.2. Какой язык обучения выбирают ученики?

В ходе массового опроса не только выявлялось, на каком языке ведется преподавание тех или иных предметов, но и моделировалась возможность выбора языка обучения. Многие опрошенные отметили, что выбрали бы русский язык обучения. Количество респондентов, желающих обучаться на татарском языке, значительно – почти в два раза – меньше, чем количество сегодня получающих образование на татарском языке. Снижение практически равномерно по всем трем группам предметов и сохраняется практически на одном уровне по результатам опроса 2002 г. и 2006 г. (табл. 5.2.). Среди причин, которые отметили респонденты, желающие учиться на русском языке, преобладают ссылки на лучшее понимание предмета (более 60% опрошенных по каждой группе предметов) и уверенность в том, что обучение на русском языке облегчит сдачу вступительных экзаменов в вуз (около 50% по каждой группе предметов).

4537965228236647.html
4538094430831621.html
4538278847398820.html
4538334055510864.html
4538455784729519.html